О вкусной и здоровой пище…

Красное вино и “сырная тарелка” времен до российских антисанкций. Сомневаюсь, что в этом наборе хорошо будет смотреться то, что сегодня в российских магазинах называется “сырная масса”.

Фотография взята с сайта vinepair.com

Лучшие мировые бренды алкоголя 2014 года в денежном выражении

На сайте vinepair.com собраны вместе 30 наиболее популярных брендов крепкого алкоголя по итогам 2014 года. Причем за критерий популярности принималось количество денег, вырученных от продаж этих брендов по всему миру, т.е. в денежном выражении. Здесь важно подчеркнуть разницу с результатами, опубликованными на сайте thespiritsbuisness, где определялись лучшие бренды крепкого алкоголя 2014 года, исходя из продаж в объемных показателях (9-литровых ящиках). Между этими показателями, естественно, могут существовать отличия, поскольку объем в денежном выражении учитывает не только сколько ящиков конкретного алкоголя было продано за год, но и цену единицы этого алкоголя.

Итого, 30 лучших брендов принесли их владельцам за 2014 год суммарно $45 млрд.

По категориям крепкого алкоголя это выглядит следующим образом:

Виски – $17,5 млрд (10 брендов)

Водка – $10.75 млрд (8 брендов)

Ликеры – $5.2 млрд (5 брендов)

Коньяк – $5 млрд (3 бренда)

Ром – $4.25 млрд (2 бренда)

Текила – $2.3 млрд (2 бренда)

Итого: $45 млрд (30 брендов)

В этой таблице дан список всех 30 брендов с указанием владельцев брендов, их категории, страны происхождения бренда и объема проданного алкоголя за 2014 год по всему миру в млрд долларов.

Бренд Владелец Категория Продано,в млрд $ Странапроисхождения
1 Johnnie Walker Diageo Виски 5.300 Шотландия
2 Smirnoff Diageo Водка 3.400 Россия
3 Hennessy LVMN Коньяк 3.100 Франция
4 Jack Daniel’s Brown-Forman Виски 2.700 США
5 Bacardi Bacardi Limited Ром 2.450 Бермуды
6 Absolut Pernod-Ricard Водка 2.300 Швеция
7 Captain Morgan Diageo Ром 1.800 Ямайка
8 Chivas Regal Pernod-Ricard Виски 1.700 Шотландия
9 Grey Goose Bacardi Limited Водка 1.500 Франция
10 Crown Royal Diageo Виски 1.500 Канада
11 Ballantine’s Pernod-Ricard Виски 1.400 Шотландия
12 Baileys Diageo Ликер 1.400 Ирландия
13 Patrón Patron SpiritsCompany Текила 1.300 Мексика
14 Jim Beam Beam Suntory Виски 1.200 США
15 Jӓgermeister Mast- JӓgermeisterSE Ликер 1.200 Германия
16 Fernet-Branca Distillerie FratelliBranca Ликер 1.100 Италия
17 Grant’s William Grany &Sons Виски 1.000 Шотландия
18 Remy Martin Remy Cointreau Коньяк 1.000 Франция
19 Jose Cuervo Tequila Cuervo LaRojena, SA Текила 1.000 Мексика
20 Jameson Pernod-Ricard Виски 1.000 Ирландия
21 Ciroc Diageo Водка 0.950 Франция
22 The Famous Grouse The EdringtonGroup Виски 0.900 Шотландия
23 Martell Pernod-Ricard Коньяк 0.900 Франция
24 J&B Diageo Виски 0.800 Шотландия
25 Fireball The SazeracCompany Ликер 0.770 Канада
26 Ricard Pernod-Ricard Ликер 0.750 Франция
27 Skyy Gruppo Campari Водка 0.700 США
28 Russian Standard Russian Standard Водка 0.700 Россия
29 Finlandia Brown-Forman Водка 0.600 Финляндия
30 Ketel One Nolet Distillery Водка 0.600 Нидерланды

В следующей таблице я решил посчитать с некоторой степенью точности сколько стоит в среднем бутылка алкоголя каждого бренда в мире. Для этого я воспользовался данными сайта thespiritsbuisness, где были даны объемные показатели продаж за 2014 год для брендов свыше 1 млн стандартных 9-литровых ящиков. Знак “-” означает, что данного бренда в 2014 году было продано менее 1 млн ящиков и он не попал в списки сайта.

Бренд Продано,в млрд $ Продано, млн9-л ящиков Продано, млн

750 мл бутылок

Цена однойбутылки, в $
Johnnie Walker 5.300 17.9 214.8 24.6
Smirnoff 3.400 25.6 307.2 11.1
Hennessy 3.100 - - -
Jack Daniel’s 2.700 11.7 140.4 19.3
Bacardi 2.450 18.2 218.4 11.2
Absolut 2.300 11.1 133.2 17.3
Captain Morgan 1.800 10.4 124.8 14.5
Chivas Regal 1.700 4.6 55.2 30.9
Grey Goose 1.500 4.0 48.0 31.3
Crown Royal 1.500 5.3 63.6 23.4
Ballantine’s 1.400 6.1 73.2 19.1
Baileys 1.400 6.2 74.4 18.8
Patrón 1.300 2.2 26.4 49.2
Jim Beam 1.200 7.4 88.8 13.5
Jӓgermeister 1.200 6.8 81.6 14.7
Fernet-Branca 1.100 5.2 62.4 17.6
Grant’s 1.000 4.4 52.8 18.9
Remy Martin 1.000 1.7 20.4 49.0
Jose Cuervo 1.000 - - -
Jameson 1.000 4.9 58.8 17.0
Ciroc 0.950 2.6 31.2 30.4
The Famous Grouse 0.900 - - -
Martell 0.900 1.9 22.8 39.5
J&B 0.800 3.7 44.4 18.0
Fireball 0.770 - - -
Ricard 0.750 4.8 57.6 13.0
Skyy 0.700 3.9 46.8 15.0
Russian Standard 0.700 3.1 37.2 18.8
Finlandia 0.600 3.2 38.4 15.6
Ketel One 0.600 2.4 28.8 20.8

Выше я указал, что эти подсчеты достаточно приблизительны, дающие некую общую картину. Согласно таблице, получилось, что самым дорогим алкоголем стала текила Patrón при средней цене за бутылку в $49.2, что явно не соответствует действительности. Однако, по большинству брендов остального списка средние цены похожи на те, что есть в американских магазинах и на интернете.

По материалам сайтов vinepair.com/world-top-30-liquors/ и thespiritsbusiness.com/2015/06/brand-champions-2015/

Крепкое пиво…Надолго ли?

Исследовательская фирма Mintel, занимающаяся глобальными исследованиями рынка, включая и алкоголь, на сайте beveragedaily.com опубликовала свои наблюдения последних тенденций на мировом рынке пива. Mintel констатирует, что в последние пару лет наблюдается мода на крепкое пиво и задается вопросом: “Как надолго этот тренд?” В подтверждение своих выводов фирма приводит следующие цифры: в начале 2000-х только 1 из 15 новых пивных брендов имел крепость выше средней. В 2011-2012 годах уже каждый 7-ой, а вот в 2013-2014 годах – каждый четвертый.

Тут стоит сразу определить, что понимается под пивом повышенной крепости: это пиво, крепость которого не менее 6% по объему.

“Локомотивом” современной тенденции на увеличение крепости пива является продукция крафтовых пивоварен, которая завоевывает все большую популярность у покупателей по всему миру. С одной стороны, в развитых и богатых странах мира сильна приверженность правильному образу жизни, подразумевающая заботу о собственном здоровье, происходит усиление влияния многочисленных организаций, проповедующих трезвый образ жизни, увеличение производства малоалкогольных или вообще безалкогольных напитков, включая пиво. Но с другой стороны, потребителям нравится крафтовое пиво, которое, по их мнению, обладает более разнообразным, комплексным и интенсивным вкусом с неожиданными нюансами и оттенками. Это пиво не массового производства в гигантских количествах, оно больше отражает психологию их создателей, оригинальность подхода к его производству, нестандартность  исходных рецептов и технологий микропивоварен. Покупатели голосуют своими деньгами за уход от чего-то обычного, приевшегося, усредненного, всем знакомого.

В начале 2000-х крафтовое пиво производилось в основном в США и на его долю приходились небольшие объемы, что и объясняет появление малого количества пивных брендов повышенной крепости. К 2011-12 годам объемы производства крафтового пива значительно выросли, но оно в основном было сосредоточено в США. Сейчас же эта категория пива завоевывает весь мир, что и объясняет тенденцию по значительному увеличения количества новых брендов повышенной алкогольной крепости. Для США эта тенденция в определенном смысле парадоксальная, ведь на протяжении многих десятилетий американское пиво с точки зрения европейских пивных гурманов считалось слабым, водянистым, неинтересным. Сейчас все поменялось с точностью до наоборот – США стала законодателем мод в области крафтового, крепкого пива.

Снова вернулась мода на пиво категории IPA (India Pale Ale – индийский светлый эль). Впервые подобное пиво было сварено в Англии в 17-м веке и предназналось оно для британского экспедиционного корпуса, расквартированного в Индии. Для того, чтобы перенести долгое морское путешествие из Англии в Индию и не испортится, его специально делали повышенной крепости (5-7.5%) и с более высокой нормой хмеля. IPA сегодня наиболее популярная категория крафтового пива в США, крепость которого достигает рамок 6-10%. Есть пиво класса Imperial Stouts c крепостью, превышающей 10%. Подобное крепкое крафтовое пиво делает его похожим на вино. Такое пиво уже не будешь пить большими глотками и, тем более, залпом; оно требует неторопливого, вдумчивого потребления со смакованием каждого выпитого глотка.

Пример такого пива Carlsberg Special Brew крепостью 9%, которое относится к категории крепкое pilsner.

Впервые это пиво было сварено к визиту Уинстона Черчиля в Данию в 1950-м году. Была известна любовь Черчиля к хорошим коньякам (а также Шампанскому, сигарам, вкусной еде, красивым женщинам и многому другому; Уинстон был большим гедонистом и любил получать удовольствие от жизни!) Поэтому всемирно знаменитая датская пивная компания решила сварить для него пиво lager повышенной крепости со вкусовыми нотками, напоминающие коньяк. Это пиво выпускается до сих пор. Если выпить 0.5 л такого пива, объем алкоголя в котором соответствует 4 условным единицам, то средний британец сразу использует ежедневную норму спиртного, которую рекомендует Британское министерство здравоохрания потреблять мужчине в день. Так что, прежде чем выпить поллитровую бутылку или банку такого пива, среднему британцу, пытающемуся придерживаться рекомендаций врачей, стоит подумать, а стоит ли это делать, может разумно заменить его соответствующим количеством вина, водки, бренди или менее крепким пивом.

Вот примеры наиболее крайних проявлений очень крепкого пива: британская микропивоварня Brewdog выпускает лимитированные серии супер крепкого пива с намекающим название The End of History (“Конец истории”) крепостью 55%, причем бутылка вложена в имитацию чучела белки.

Или тот же производитель делает пиво Sink the Bismarck! крепостью 41%.

При этом Brewdog предупреждает, что к потреблению их пивной продукции стоит относиться также, как к крепкому алкоголю – очень маленькими глоточками и с едой.

Статистика показывает, что в Европе крепкое пиво популярно среди потребителей возраста 18-25 лет, в США – соответсвенно 21-25 лет (в силу того, что в США разрешенный возраст потребления любого алкоголя с 21 года).

Эксперты пивного рынка считают, что тенденция на производство пива повышеной крепости продлится недолго, это короткоживущий тренд. В западных странах с устоявшейся пивной культурой мода на подобное пиво скоро пойдет на спад. Сложившийся за многие десятилетия живучий стереотип, что пиво в первую очередь должно быть легким, хорошо пьющимся, быстро утоляющим жажду и освежающим в жаркий день напитком, которое надо пить большими глотками, порой залпом, взахлеб, входит в явное противоречие с методами потребления крепкого пива. Отход от крепкого пива уже начал заметно наблюдаться в Германии, в меньшей степени во Франции и Испании. А вот в Италии мода на крепкое пиво пока не знает границ.

По материалам сайта beveragedaily.com

История новозеландского Cовиньон Блана

Американский профессор, экономист в области виноделия, Mike Veseth, четыре года назад издал книжку “Wine Wars”. Одна из глав в ней описывает историю становления мировой славы ново-зеландских вин сорта Совиньон Блан. Мне она показалась интересной в свете нынешнего состояния российского виноделия. Ниже я публикую выдержки из книги Майка. (Перевод с английского мой.)

“Сегодня вечером у меня в бокале Совиньон Блан из Новой Зеландии, из Marlborough, что на Южном острове. Это очень хорошее вино, ароматное, фруктовое, с приятной кислинкой и нельзя сказать, что оно черещур редкое. А ведь между Южным островом Новой Зеландии и моим штатом Вашингтон не одна тысяча километров, другой конец земного шара. Сегодня новозеландские вина можно легко найти во многих супермаркетах, ресторанах и винных магазинах как Америки, так и Европы с Азией. Каким образом вино этой далекой страны оказалось в моем бокале? По устоявшемуся стереотипу Новая Зеландия населена любящими удовольствия, пиво и регби людьми, совсем не являющимися большими поклонниками Совиньон Блана. Как же населению страны Киви удается делать такое вино, когда они сами не очень любят его? Объемы производства вина в стране невелики, всего 0.3% от мирового объема – капля в мировом винном «ведре». Калифорниец Gallo один производит вина в восемь раз больше, чем вся Новая Зеландия. И тем не менее, винодельческая продукция этой страны не редкость в магазинах по всему миру. Что этому способствует? Ответ прост – глобализация: процесс, благодаря которому так много продуктов из неожиданных мест доставляется буквально к порогу вашего дома и на ваш обеденный стол каждый день. Но происходило это нелегко и не сразу. Потребовалось удачное географическое положение страны и три волны глобализации. Давайте их и рассмотрим.

Фактор географии

Вино больше зависит от природных условий, чем от политического устройства тех или иных государств, поскольку это все-таки с/х продукт. Сорта vitis vinifera, из которых делаются наиболее потребляемые человечеством вина, лучше всего растут в двух достаточно узких полосках, которые опаясывают земной шар в границах 30° и 50° широты как в северном, так и в южном полушариях. Если брать северную часть глобуса, то 30° широты – это Марокко, Алжир и Израиль. Южнее выращивать виноград трудно, если только виноградник не расположен на достаточно высотной отметке, где понижение температуры компенсирует низкую широту. 50° – это район немецкого Мозеля. Есть виноградники, расположеные севернее, но там выращивание ягод связано со значительным риском. В северном полушарии в этот же пояс попадают китайские и японские винные регионы. А в целом, в северном поясе виноделия производится 85% всего мирового вина. Почему так много? Сюда попадают такие страны, как Франция, Италия, Испания, США, Германия. А вот аналогичный южный винный пояс в основном приходится на океаны. Лишь небольшие территории Чили, Аргентины, Южной Африки, Новой Зеландии и Австралии покрываются им. В северном винном поясе вино родилось. Оттуда винопьющие мигранты, сначала греки и финикийцы, привезли с собой умение делать и потреблять вино в Италию и Испанию, а потом римляне – во Францию и Германию. Позднее завоеватели и конкистадоры из Португалии и Испании распространили виноделие и в южном полушарии. Как экономист, я нахожу северный винный пояс по своему интересным. В этих местах не только производится больше всего вина, но и больше всего остального в мире, что нужно человеку. Это место, где сосредоточено больше всего богатства, полученного не за счет полезных ископаемых, данных природой, а благодаря труду людей. Здесь производится большая часть мирового валового продукта. Внутри этого пояса могут существовать бедные страны, а вот вне его стране трудно быть богатой, если только она не обладает залежами угдеводородов или другими полезными ископаемыми. Георгафия сильно определяет судьбу и участь государств. Некоторым странам и их гражданам просто повезло, что они оказались в этих благосклонных широтах. К ним можно отнести и Новую Зеландию. Она расположена в южном поясе виноделия, где виноградная лоза вида vitis vinifera дает плоды, пригодные для производства качественного вина.

Первая волна глобализации – миссионеры

Библия и виноградная лоза на протяжении многих веков шли рука об руку. Так случилось и в Новой Зеландии, когда в 1816 году британский миссионер преподобный Samuel Marsden посадил первые лозы на Северном острове. Этот факт служит еще одним напоминанием, что корни сегодняшней глобальной экономики зародились из семян, посаженных миссионерами, которые очень часто были наибольшими энтузиастами и целеустремленными глобалистами своего времени. Французские миссионеры, священники из Лиона, вместе со своей верой привезли в 1830 году виноградные лозы в другие новозеландские районы – Poverty Bay и Hawke’s Bay.

Коммерческое же производство вина в стране началось в 1830-х, когда James Busby сделал первое вино для местного британского гарнизона. Однако потребовалось немало времени, прежде чем винный бизнес в стране получил серьезное развитие, поскольку британские солдаты, поселенцы и моряки с приплывавших судов больше интересовались пивом и крепким алкоголем. Кроме того, в стране под влиянием церкви зародилось мощное движение за трезвость (как это не похоже на деятельность первых миссионеров, принадлежащих той же церкви). Да и «винным поставщиком» Британии в то время стала соседняя Австралия.

Dally plonk (вторая волна глобализации)

Коммерческое производсво вина в Новой Зеландии не начиналось вплоть до второй волны глобализации, когда на рубеже XIX и XX веков в страну не устремились иммигранты из Центральной и Восточной Европы в поисках лучшей жизни. Они привезли с собой среди прочего и жажду к вину, и знание методов его производства: появились спрос и предложение. Причем большинство новозеландских Gallos и Mondavis были не британцами, как можно было бы ожидать, и даже не французами, хотя Франция оказывала значительное влияние на Южную часть Тихого океана, а были это ливанцы и хорваты. Ливанец Assid Abrahan Corban со своими сыновьями построил винодельню Corban, став доминирующим производителем вина в стране в 1960-х. Далматинцы (выходцы из южной части Хорватии) Josip и Stipan Babic создали вино, которое до сих пор носит их имя; Zuva и Nikola Nobilo сделали тоже. Ivan Yukich был наиболее удачным в винном отношении хорватом из всех, правда его бренд Montana поглотила компания Corban, которая в свое время вошла в состав канадского Seagram’s, оказавшаяся в свою очередь «под крылом» французского конгломерата алкогольных напитков Pernod Ricard. Недорогое и простое вино примерно сто лет назад в Новой Зеландии называлось «dally plonk», поскольку его производителями и потребителями были в основном далматинские иммигранты. В тот же период на рубеже веков появились первые новозеландские «летающие» виноделы, которых правильнее было бы назвать «плавающими». Так, наиболее известного тогда винного консультанта звали Romeo Bragato. Он родился в Хорватии, получил энологическое образование в Италии и в 1889 году приплыл в Австралию, где по заданию правительства работал винным консультантом. А через 13 лет он перебрался в Новую Зеландию, где быстро оценил огромный потенциал этой страны для виноделия. Интересно то, что он четко определил зоны, наиболее подходящие для конкретных сортов винограда, за исключением района Marlborough. Можно считать, что мне сегодня повезло, что в моем бокале Совиньон Блан именно из этого района, когда-то недооцененного Romeo Bragato.

 Третья волна глобализации

И все-таки в стране преобладали сладкие, крепленые вина, аналогичные тем, что производились в соседней Австралии. Как и многие не очень развитые в то время страны, Новая Зеландия взяла на вооружение политику импортозамещения. (Выделено мной.) В попытке подражать успеху послевоенной Японии ново-зеландское правительство резко подняло импортные пошлины, начала субсидировать местную винодельческую отрасль и строить свою экономику изолированно от остального внешнего мира. Это было грубейшей ошибкой, не учитывающей небольшое население страны и ограниченность ее ресурсов. В результате резко выросли посадки виноградной лозы, дававшей много, но не очень качественного винограда. Объемы Dally plonk начали зашкаливать за все разумные пределы. Произошло ожидаемое перепроизводство некачественного вина, которое плохо продавалось внутри страны и не пользовалось никаким спросом за рубежом. Начался коллапс виноделия на островах. К счастью, местные власти быстро поняли всю пагубность политики изоляционизма, либерализовали внутреннюю экономику, отменили с/х субсидии, сняли торговые барьеры в виде высоких таможенных пошлин и начали бороться за свою нишу на мировом винном рынке. Потребовалась следующая, третья, волна глобализации, что бы местное вино стало таким, какое оно плещется у меня сегодня в бокале. Сначала канадская компания Seagram’s вложила значительные средства в развитие виноделия в стране в 1970-х. Тогда же по совету калифорнийских специалистов широко начал высаживаться сорт совиньон блан в Marlborough на Южном острове в Brancott Estate, на то время еще нетронутой территории. Дешевое местное вино, Dally plonk, было замещено дешевым вином из Австралии и Чили. Правительство начало платить виноградарям за то, чтобы они выкарчовывали старые лозы и заменяли их высококачественными новыми посадками сортов Пино Нуар и Совиньон Блан. Виноделы стали концентрировать свое внимание и усилия только на качественных винах, которые могли бы на равных конкурировать на мировом рынке с винами других стран.

В 1985 году винодел из Marlborough Ernie Hunter привез свой Совиньон Блан на лондонский ежегодный винный фестиваль, где он неожиданно занял первое место. На следующий год тот же производитель привез уже свое Шардоне, также получившее широкое признание. Такой успех вин Hunter из далекой страны открыл для новозеландцев огромный британский рынок с его сетями супермаркетов Tesco и Sainsbury’s.

Британские миссионеры, далматинские иммигранты, канадские инвесторы, калифорнийские консультанты, британские сети супермаркетов, французская мультинациональная компания и три волны глобализации – все это предпосылки того, почему сегодня у себя дома на западном побережье Америки я наслаждаюсь совиньон бланом из далекой Новой Зеландии. Сегодня винодельческая продукция этой страны широко глобализирована. 2/3 ее вин идет на экспорт. Британия остается для них крупнейшим рынком. Следом идет Австралия, где белые вина страны Kiwi продаются лучше, чем местные австралийские. Иностранцы, как владельцы винодельческих хозяйств, доминируют в этом секторе экономики. Крупнейший производитель вин в стране французская компания Pernod Ricard. На втором месте американский конгломерат Constellation Brands. У других важнейших брендов – Cloudy Bay, Craggy Range, Clos Henri и Whitehaven, также иностранные владельцы.

Понадобились три составляющие, чтобы сегодня новозеландское вино легко можно было найти практически в любой точке мира: миссионеры, мигранты и рыночные реформы (сокращенно: ММР. По-английски это выглядит несколько иначе: МММ – missionaries, migrants и market reforms. Напоминает незабываемые три “М” бизнес-пирамиды Мавроди. Только у Мавроди это был чистый обман, а в Новой Зеландии эти три “М” вывели страну в достаточно короткий срок в лидеры мирового виноделия!)

Если же смотреть на развитие виноделия в других странах, как например, в Южной Америке (Чили, Аргентина), в Южной Африке, Австралии и т.д., то миссионеры не всегда были необходимы для развития виноделия в каких-то регионах мира. А вот мигранты нужны были всегда. Яркий пример тому Калифорния. Очень многие мигранты в свое время приехали туда на волне “Золотой лихорадки” и часть из них обнаружила к своему удивлению, что на местном вине они могут заработать куда больше, чем на промывке золота в реках и протоках. Испанцы и итальянцы очень много сделали для развития виноделия в Аргентине. Швейцарские иммигранты и выходцы из немецкой Силезии дали мощный толчок виноделию Австралии.  Мигранты даже были важны в Китае. Старейшая из ныне существующих виноделен в этой стране была основана в 1892 году, чтобы делать вина для европейцев, живших в Поднебесной в то время и привыкших у себя на родине к вину.

Миссисонеры и иммигранты были главными компонентами первых двух волн винной глобализации. Они разбивали первые виноградники, получали первые вина. Но они не могли в то время построить глобальный рынок вина. Эта роль выпала третьей волне, которая двигалась рыночными реформами. Одну важную вещь я вынес, изучая винную экономику: рыночные реформы в этой области редко происходят без кризисов. Именно они заставляют виноградарей, виноделов и политиков сфокусировать свое внимание на особенностях рыночной экономики. На примере Новой Зеландии видно, как протекционисткая политика привела к перепроизводству низкокачественного вина, которое перестало сбываться у себя в стране и за рубежом. Коллапс винной индустрии, пересадка лоз, рыночные реформы, снятие запретительных барьеров, отках от изоляционизма и неумелого импортозамещения. Пример этой страны показывает, что реформы дали куда больше местному виноделию, чем политика протекционизма! Сегодня новозеландское вино у меня в бокале на западном побережье Америки находится только благодаря либеральным рыночным реформам в стране Киви!”

От себя: Эти выводы экономиста Mike Veseth актуальны для сегодняшнего состояния российского виноделия, когда бесконечно слышны предложения, типа, давайте перекроем импорт зарубежного вина и свое собственное производство просто расцветет. Не будет этого. От того, что повышали импортные пошлины на зарубежные автомобили стали “Жигули” лучше, надежнее, дешевле? Наоборот, качество в лучшем случае осталось таким же поганым, машина как была “ящиком с гайками”, так ей и осталась, а цена выросла. Без нормальной конкуренции, при наличии местечкового протекционизма и политических соображений, идущих в разрез с экономической целесообразностью, никакую индустрию не поднять, включая и виноделие!

 

Пивные акцизы в США

Недавно вот здесь я давал карту США с указанием винных акцизов для каждого штата страны. Таже некоммерческая организация Tax Foundation составила подобную карту и для пива на 1 января 2015 года.

С пивом ситуация аналогичная, когда каждый отдельный штат наделен правом самостоятельно устанавливать акцизы на пиво в своем штате. И разница от штата к штату довольно значительная. Например, самый низкий пивной акциз в штате Вайоминг – $0.02 за галлон или $0.005 за литр – полцента! Самый большой – в Теннесси – $1.29 за галлон или $0.34 за литр. Разбивка по штатам и их место в списке по возрастающей даны ниже на схеме.

Приведенные на карте значения относятся к продажам пива off-premise, т.е. в магазинах “на вынос”. Это не относится к торговле пивом в барах, ресторанах, ночных клубах, на спортивных соревнованиях и т.д. Принята средняя крепость пива в 4.7% по объему и в таре на 12 унций или 360 мл (самая распространенная пивная тара в США. Она может быть стеклянной или из пищевой жести).

Теперь федеральные пивные акцизы. Федеральный акциз для всех штатов принят на уровне $18 за пивную бочку. Американская пивная бочка равна 31 галлону, таким образом федеральный пивной налог составляет $0.58 за галлон или $0.15 за литр или $0.05 за баночку в 12 унций (360 мл) напитка. Есть еще оговорка, что уменьшенный акциз в $7 за бочку применяется к первым 60 тыс бочек, если производитель в год выпускает не более 2 млн бочек. На бочки в количестве от 60 тыс и не более 2 млн акциз как обычно – $18.Таким образом, для примера, один литр пива в штате Колорадо (один из основных пивных штатов) будет иметь суммарный штатовский ($0.08 : 3.78 = $0.02) и федеральный акциз в размере: $0.02 + $0.15 = $0.17 – 17 центов.

Американский институт пива (The Beer Institute ) утверждает, что акциз – это наиболее дорогой “ингредиент” в пиве, который больше, чем труд и стоимость исходного сырья вместе взятые!

По материалам сайта taxfoundation.org/blog/how-high-are-beer-taxes-your-state

Где самое дешевое и дорогое пиво?

Организация GoEuro ежегодно составляет cравнительные таблицы стоимости пива в различных городах мира - GoEuro Beer Price Index. Вот такой Индекс был составлен и для 2015 года. В список включены 75 городов с различных континентов. В расчет принималась цена стандартной бутылки в 0.33 л (Если использовались бутылки по 0.5 л, то их цена пересчитывалась для 0.33 л тару). Брались пять наиболее популярных в данном городе (стране) импортных брендов и основные местные сорта.

Теперь пройдемся по колонкам:

первая: номер рейтинга от самого дешевого пива до самого дорогого с точки зрения средней цены (о ней чуть ниже);

вторая: название города;

третья: средняя цена бутылки пива 0.33 л в сетях местных супермаркетов;

четвертая: средняя цена такой же бутылки, но уже в баре. Выбирались бары, расположенные при гостиницах самых известных мировых сетей отелей;

пятая: средне-арифметическое между ценой супермаркета и бара; это и есть средняя цена, на основании которой и построен рейтинг;

шестая: изменение средней цены 2015 к цене 2014:

“-” – цена стала меньше;

“=” – цена осталась без изменений;

“+” – цена выросла;

седьмая: среднегодовая величина потребления пива на душу населения в стране, где расположен данный город, в л. Взяты данные ВОЗ;

восьмая: среднегодовые траты на пиво на душу населения в данном городе. Взяты данные ВОЗ.

по материалам сайта www.goeuro.com/beer-price-index

Винные акцизы в США

Американская некоммерческая организация Tax Foundation изучает федеральные, штатовские и местные налоги, включая и на алкоголь, с 1937 года и переодически публикует эти данные в виде карт и графиков. Одна из ее последних публикаций была посвящена федеральным и штатовским акцизам на вино на 1 января 2015 года.

В США каждый штат имеет законодательное право определять величину акцизов на реализуемый в этом штате алкоголь. В данном случае речь идет о винных акцизах. На ниже приведенной карте дана величина штатовских акцизов для всех 50-ти штатов США.

Наивысший винный налог на сегодня существует в штате Кентукки и составляет $3.18 с галлона вина. Для того, чтобы перейти к метрической системе единиц измерения, я напомню, что 1 американский жидкостный галлон равен 3.78 л, т.е. для штата Кентукки акциз равен $0.84 за л вина. Затем по убывающей идут штаты Аляска $2.50 за галлон ($0.66 за л) и Флорида $2.25 за галлон ($0.60 за л). Самый низкий акциз в штате Луизиана – $0.11 за галлон или $0.03 за л вина. В самом “винном” американском штате – Калифорния – винный акциз составляет $0.20 за галлон или $0.06 за л. Таже величина и в Техасе. Эти цифры относятся к продажам вина off-premise, т.е. в магазинах “на вынос”. Это не относится к торговле вином в барах, ресторанах, ночных клубах, на спортивных соревнованиях и т.д. Принята средняя крепость вина в 11% по объему и в 750 мл бутылках. В некоторых штатах акциз зависит от крепости вина и его вида; на игристые вина и шампанское устанавливаются более высокие акцизы.

Помимо штатовских акцизов, которые идут в казну конкретного штата, есть и федеральные алко-налоги, которые поступают в Вашингтон. Федеральные акцизы зависят от вида вина и его крепости. При крепости вина до 14% по объему федеральный акциз составляет $1.07 за галлон или $0.28 за л. Вина крепостью 14-21% – $1.57 за галлон ($0.42 за л) и за вина 21-24% – $3.15 за галлон ($0.83 л). Игристые вина федеральным акцизом облагаются отдельно в размере $3.40 за галлон или $0.90 за л вне зависимости от их крепости.

Таким образом, например, для штата Калифорния суммарный акциз для тихого вина крепостью в 12.5% составит $0.20 + $1.07 = $1.27 за галлон или $0.34 за л, или $0.26 за 750 мл бутылку. А для штата Нью-Йорк за такое же вино: $0.30 + $1.07 = $1.37 за галлон или $0.36 за л или $0.27 за 750 мл бутылку.

По материалам сайта taxfoundation.org/blog/how-high-are-wine-taxes-your-state

Греция. Часть 2

Греция. Виноделие и выход из еврозоны

Судя по всему, выход Греции из зоны евро стал неизбежным. Как это может повлиять на греческое виноделие и на цены местных вин? Подобную ситуацию рассматривали еще четыре- пять лет назад, когда также шла речь о распаде еврозоны. Среди  потенциальных кандидатов на выход тогда назывались Греция, Италия, Испания и Португалия – страны, где производится подавляющее количество европейского вина. Однако тогда пронесло, три страны из этой четверки лучше-хуже справились или продолжают справляться с кризисом, а вот Греция, видимо, дошла до “дна”. Не буду здесь разбирать почему это случилось. Обвинять в этом греки могут только себя, а списывать все на злые козни Европейского Союза, который “пытается задушить суверенитет древней страны”, просто глупо. Специалисты говорят, что при возврате в Греции к драхме все банковские счета и финансовые обязательства виноделен просто пересчитают из евро в драхмы. Вот правда по какому курсу? Скорее всего это произойдет явно по девальвированному, сильно заниженному курсу, что сразу опустит цену греческих вин за пределами страны. Однако, не надо забывать о том, что греческие винодельни закупают за границей страны пробки, бутылки, бочки, промышленные дрожжи и другие материалы и оборудование, необходимые для производства вина. И при переходе на драхму цена всего этого естественно вырастет. А это означает, что столь желанное снижение цен на греческие вина, например, может и не быть столь уж существенным. А кроме того, экономика страны может испытать столь значительные негативные экономические последствия процесса выхода из зоны евро (например, обрушение внутренней банковской системы), что в таких условиях производство вина там просто пойдет на спад вместе со всей экономикой.

“Винодельческие хозяйства в Греции – это в целом небольшие производства и как-то повлиять на процесс выхода из зоны хождения евро они не могут. Им остается только ждать, наблюдать за происходящим и надеется на лучшее”, – писал блогер  Тайлер Колман (Tyler Colman) на страницах своего сайта drvino.com четыре года назад. «Подобный катаклизм несет с собой столько неопределенностей, что предсказывать что-то наперед очень трудно. Пожалуй, что все специалисты соглашаются с тем, что возврат к старой национальной валюте произойдет по девальвированному курсу, что означает удешевление товаров этих стран на международном рынке. Так для Греции, например, вино Assyrtiko, сыр feta или отпуск на отличных греческих пляжах станут дешевле для иностранцев, а это должно в конечном итоге стимулировать местную экономику…Надо сказать, что нечто подобное уже происходило в Аргентине», – продолжает Тайлер. «Местное пессо в 2003 году резко упало в цене по отношению к доллару на 75% из-за огромной инфляции в стране. Что же тогда произошло с аргентинской винной идустрией? Те вина, которые уже были на рынке по цене $10 за бутылку, не стали стоить $2.50 для следующего урожая. Частично, не произошло это потому, что Аргентина закупает за рубежом бочки, бутылки, дрожжи и т.д. А кроме того, сами винопроизводители и импортеры посчитали, сколь же должно стоить их вино по-настоящему и очень неохотно соглашались на снижение своих цен, поскольку потребители могли подсознательно воспринимать удешевление как признак снижения качества. Потребление вина внутри страны тогда снизилось, а вот экспорт, возглавляемый Мальбеком, резко пошел в гору. В индустрию страны хлынули иностранные инвестиции и винный сектор быстро интернационализировался. Если случится выход из еврозоны, станет ли для Греции Xinomavro следующим «Мальбеком»?», – вопрошает Колман. «Думаю, что нет”, отвечает он. “У сегодняшней Греции нет тех возможностей, что были в Аргентине примерно 8 лет назад. И все-таки, процесс имеет столько неопределенностей, что уже сейчас впадать в «аргентинскую эйфорию» по поводу выхода из евро рановато…С моей точки зрения, возможная девальвация при переходе на драхму для Греции это может означать больший сдвиг в сторону производства натуральных вин с меньшим вмешательством со стороны винодела. Пересадка виноградников будет черещур дорогостоящим удовольствием, поэтому станут превалировать местные сорта винограда. Новые дубовые бочки слишком дороги, от них явно будут отказываться. В лучшем случае может практиковаться повторное использование старых бочек. С точки зрения снижения себестоимости вина возможен отказ от промышленных дрожжей, удобрений, возврат к пахоте плугом, который будет тянуть лошадь, органической культивации и ферментации с природными дрожжами. А может быть и наоборот: приток иностранного капитала в эти страны приведет к ситуации, когда будет высаживаться «ничего, кроме Шардоне», – подводит итог Тайлер.

В целом, ситуация с греческим виноделием на данном этапе представляется очень неопределенной и непредсказуемой. Как любят шутить в таких случаях, стоит запастись поп-корном и следить за “сюжетом”. Лучше со стороны…

Греция. Часть 1

Греция. Шампанское. Осторожно, статистика!

Статистические данные за 2014 год показывают, что наибольший рост потребления шампанского в мире в том году пришелся на Грецию. “Этого не может быть!”, – воскликнет на это любой, кто хоть изредка смотрит телевизор или читает сообщения в интернете. Ни один выпуск новостей в последниее время не обходится без упоминания об огромном долге Греции международным кредиторам, нежелании его выплачивать, высокой вероятности объявления этой страны банкротом и выходом ее из зоны евро.

Как Греция с населением в чуть более 11 млн человек сумела наделать долгов на более, чем 300 млрд евро? Это отдельный разговор. Конечно же, этот долг возник не сейчас с приходом к власти в стране лево-радикального, промарксисткого правительства во главе с Алексисом Ципрасом. Он накапливался десятилетиями. Типичная картина почти для всех стран южной Европы: население тратит больше, чем зарабатывает, отдыхает больше, чем работает, а кандидаты на выборах всех уровней обещают потенциальным избирателям еще больше “халявы”. Сказывается южный калорит и темперамент, менталитет, отличный от немецкого и, тем более, от скандинавского. По-человечески это понять можно, но экономика наука строгая, ее пустыми обещаниями не задуришь.

И вот на этом совсем не радужном фоне состояния греческой экономики в стране самый высокий рост потребления шампанского в Старом Свете! Британская газета The Telegraph попыталась разобраться, как это возможно?

Стоит взглянуть на эту табличку Euromonitor International, где показана динамика изменение потребления шампанского в некоторых странах мира в 2014 году по отношению к 2013 в %:

Страна Изменение в потреблении

шампанского 2014/2013 в %

Греция +18.3
Япония +4.6
США +4.4
В целом по миру +0.5
Великобритания +0.4
Германия -0.9
Франция -1.9

И действительно, Греция на первом месте. В 2013 году рост потребления шампанского в этой стране был еще более внушительным – 56% при падении его потребления в целом по миру, и опять же во Франции и Британии.

“Подводные камни” в этом случае начинаются с того, а с какого базового, начального уровня произошел рост потребления? И каков относительный размер рынка любого продукта (в данном случае шампанского) в конкретной стране в сравнении с другими государствами?

“Это совсем не говорит о том, что все греки за последние пару лет решают на своих вечеринках разливать по бокалам французское шампанское, чтобы побыстрее забыть о своих проблемах”,- говорит Spiros Malandrakis, эксперт по алкогольным напиткам Euromonitor. “Считается, что продажи шампанского, как правило, отражают здоровье экономики мира в целом и отдельных его стран. Они падают в предверии рецессии и возрастают в ожидании роста доходов. В данном же случае, Греция как-будто опровергает это правило. В целом, речь идет об очень небольших объемах потребляемого в стране шампанского. Его там пьют сейчас даже меньше, чем до кризиса”, – продолжает Malandrakis. Это хорошо видно из таблицы:

Страна Выпито шампанского в 2014 году,

в млн л

Франция 107.2
Великобритания 20.4
США 14.4
Япония 7.6
Германия 7.0
Греция 0.3

300 тыс литров шампанского на страну в 2014 году – мелочь по сравнению с французскими 107.2 млн л. Просто, при относительно маленьком рынке шампанского в Греции он растет быстро, но даже и при этом 18%-ом росте подушное потребление в стране настолько малое, что им можно просто пренебречь. При этом данный рост определяют в основном иностранные туристы, продолжающие массово посещать земли Эллады. (Могу с уверенностью предсказать, что если Греция выйдет из еврозоны и вернется к своей старой драхме, поток туристов еще больше возрастет, поскольку курс этой самой драхмы будет очень низким по отношению к евро и доллару, а значит отдых здесь для владельцев этих валют будет очень дешевым.) В 2014 страну посетило 24 млн туристов, в 2.2 раза больше собственного населения. Туризм приносит в казну 16% ВВП Греции.

Вывод: к любой статистике надо относится осторожно и внимательно анализировать приведенные цифры, иначе могут получиться удивительные выводы. Лучше всего избегать таких показателей, как рост производства/потребления чего бы то ни было, особенно без указания с какой первоначальной величины расчитывается этот рост. Другой никчемный показатель – общий объем производства/потребления. Лучше всего пользоваться универсальными данными – потребление на душу населения!

По материалам британской газеты The telegraph

Лучшие бренды мирового алкоголя 2015

Лучшие водочные бренды

Продолжим речь о лучших алкогольных брендах 2014-го года по версии сайта thespiritsbusiness. В этой выкладке речь идет о мировых водочных брендах. Напомню, что учитываются только те бренды, объем продаж которых в прошедшем году был более 1 млн 9-литровых ящиков. Также в список включены только те бренды, величину объема продаж которых можно найти в открытых источниках и они поддаются проверке. По этой причине в списке нет китайских или корейских водочных производителей, объемы производства которых огромны, но их статистика не раскрывается производителями или ее невозможно адекватно проверить.

Объемы указаны в млн 9-литровых ящиков

Бренд Владелец 2010 2011 2012 2013 2014 +/-

14/13

Smirnoff Diageo 24.8 24.7 26.3 26.1 25.6 -2%
Absolut Pernod Ricard 10.9 11.2 11.4 11.4 11.1 -3%
Пять Озер Алкогольная

Сибирская

группа

6.3 6.7 7.0 6.3 5.5 -14%
Zubrowka Roust 1.2 3.5 3.9 4.4 5.2 +18%
Беленькая Synergy 4.9 7.1 7.3 6.1 4.7 -22%
Зеленая марка Roust 10.9 9.3 6.9 5.8 4.2 -27%
Svedka Constellation

Brands

3.4 3.6 3.9 3.9 4.1 +5%
Grey Goose Bacardi 3.7 3.8 3.8 3.9 4.0 +3%
Минск Кристалл Минск Кристалл 4.8 4.9 5.8 5.0 4.0 -20%
Skyy Gruppo Campari 3.4 3.5 3.7 3.8 3.9 +1%
Zoladkowa

Czysta De Luxe

Stock Spirits

Group

6.4 4.5 4.3 4.9 3.8 -22%
Krupnik Belvedere 1.9 4.5 5.1 5.0 3.5 -30%
Stolichnaya SPI 3.1 3.3 3.4 3.3 3.4 +3%
Magic Moment Radico Khaitan 1.8 2.2 2.5 2.9 3.2 +10%
Finlandia Brown-Forman 3.0 3.1 3.2 3.5 3.2 -8%
Русский Стандарт Roust 2.5 2.6 2.9 3.0 3.1 +3%
Талка Roust - 0.6 2.6 2.8 2.8 0%
Burnett’s Heaven Hill 1.5 1.9 2.0 2.4 2.6 +11%
Ciroc Diageo 0.9 1.5 2.2 2.2 2.6 +18%
Pinnacle Beam Suntory 1.4 2.7 2.7 2.8 2.6 -10%
Ketel One Diageo 2.0 2.2 2.4 2.4 2.4 0%
Sobieski Belvedere 3.1 2.8 2.3 2.2 2.0 -9%
Soplica Roust 1.3 1.0 1.4 2.0 2.0 0%
Eristoff Baccardi 2.3 2.4 2.2 2.0 1.9 -5%
Бульбашъ Бульбашъ 1.1 1.4 1.7 1.5 1.7 +13%
Государев Заказ Synergy 1.2 1.1 1.3 1.6 1.7 +4%
Gorbatschow Henkell 1.4 1.2 1.2 1.2 1.4 +17%
Wyborowa Pernod Ricard 1.8 1.5 1.6 1.9 1.4 -26%
Poliakov La Martiniquaise 0.9 1.0 1.2 1.2 1.3 +11%
Zytniowka Roust 0.4 0.4 0.7 0.8 1.3 +58%
1906 Stock Spirits 1.7 1.6 1.5 1.6 1.1 -28%
Мягков Synergy 1.6 1.6 1.5 1.2 1.1 -8%
Romanov United Spirits 1.5 1.5 1.4 1.3 1.0 -19%
Aristocrat Heaven Hill 1.0 1.0 1.0 1.0 1.0 0%

Вот какой комментарий к выше приведенным цифрам дает сайт thespiritsbusiness.com:

Многие российские бренды в 2014-ом году испытали на себе жесткий эффект от введенной в России минимальной цены на водку. Не сладко пришлось и польским брендам в связи с введением в стране в январе 2014 года 15%-го акциза. Бренды обеих стран показали двузначное падение продаж. Большинство премиальных и суперпремиальных международных брендов показали в основном рост в одну цифру (менее 10%). Это, например, Svedka (5%) и Grey Goose (3%). Выделяется среди этого класса водка Cîroc компании Diageo с 18% роста. Этим бренд в первую очередь обязан успеху Cîroc со вкусом ананаса, которая поступила на рынок в 2014 году. Лидер списка, Smirnoff, потерял за год 2%. (Но даже при этом его отрыв от второго места более чем двукратный!)

Но особенно стоит отметить успех водки Zubrowka с ростом в 18%. После приобретения этого бренда компанией Roust (ранее известная под именем Russian Standard) в 2013-ом, этот бренд начал бурный рост и немалая заслуга в этом, во-первых, использование глобальной дистрибюторской сети нового владельца и, во-вторых, правильное маркетинговое направление в том, что традиционных польский водочный бренд был сориентирован на международную аудиторию. За последние пять лет Zubrowka добавила 4 млн ящиков годовых продаж и вышла на четвертое место в списке мировых водочных брендов.

Жюри признала водку Zubrowka лучшим водочным брендом 2014 года.

А вот как выглядела первая десятка лучших водочных брендов по итогам 2013 года:

Бренд Владелец 2013
Smirnoff Diageo 26.1
Absolut Pernod Ricard 11.4
Пять Озер Алкогольная Сибирская  группа 6.3
Беленькая Synergy 6.1
Зеленая марка Russian Standard 5.8
Минск Кристалл Минск Кристалл 5.0
Krupnik Belvedere 5.0
Zoladkowa Gorzka Czysta De Luxe Stock Spirits Group 4.9
Zubrowka Russian Standard 4.4
Svedka Constellation Brands 3.9

Первые три позиции не поменялись. Zubrowka поднялась на 4-е место, перепрыгнув сразу через пять ступенек. Поднялась также Svedka. Опустились Минск Кристалл, Krupnik и Zoladkowa Gorzka Czysta De Luxe.

Лучшим водочным брендом 2013 года была также признана водка Zubrowka.