2018. Лучшие барные бренды алкоголя. Часть 1

Британский журнал Drinks International составил свой ежегодный список самых популярных барных брендов алкоголя 2018 года во всех категориях путем опроса владельцев баров, их менеджеров и старших барменов 106 баров по всему миру. Это позволило, во-первых, определить наиболее продаваемые бренды алкоголя в барах мира, а, во-вторых, посмотреть, какие бренды сейчас становятся популярными среди посетителей.

Каждого респондента просили назвать три самых продаваемых бренда по всем видам алкоголя у них в баре (плюс вино и пиво). Так получился список «Наиболее продаваемые бренды». Журнал также интересовали бренды, которые, возможно, в данный момент и не делают большие объемы продаж, но находятся в тренде, а значит в скорой перспективе могут серьезно увеличить свои объемы. Отсюда взялся второй список «Лучшие Трендовые Бренды».

Наибольшее число опрошенных баров было из Европы – 39%. (Хотя в прошлом году европейских баров было 45%.) На Азию приходится 28% (в прошлом году – 23%). Австралия и Новая Зеландия – 13%, США и Канада – 10%. Латинская Америка – 5% и Африка вместе с Ближним Востоком – еще 5%.

Bar - 1

Водка

Наиболее продаваемые бренды за прошлый год

Bar - 2

Согласно опросов голландский бренд водки Ketel One назвали самым продаваемым в более, чем 60% баров из опрошенных. Французский бренд Grey Goose занимает вторую позицию четыре года из последних пяти. Его назвали основным брендом половина опрошенных. И на третьем месте шведский бренд Absolut – 9% опрошенных назвали его основным водочным брендом в их баре. (Суммарно более 100% поскольку просили называть по три бренда.) По сравнению с прошлым годом шесть первых мест не поменялись.

Лучшие трендовые бренды водки за прошлый год

Bar - 3

 Коньяк и Бренди

Наиболее продаваемые бренды за прошлый год

Bar - 4

Бренд французского коньяка Hennessy занимает первое место по объемам продаж в барах мира все девять лет проведения опросов. В этом году его назвали самым продаваемым брендом в 25% опрошенных баров. А вот на втором месте бренд, который не на слуху – Pierre Ferrand. Его назвали наиболее продаваемым в 16% опрошенных баров.

В списке лишь один бренд нефранцузский (естественно, он относится к категории бренди) – каталонский (испанский) бренди Torres.

Лучшие трендовые бренды за прошлый год

Bar - 5

 

 

Канабис и вино

Как известно, в октябре прошлого года в Калифорнии бушевали невиданные пожары, унесшие 44 жизни и разрушившие в той или иной степени 41 винодельню только в долине Напа. Куда меньше освещался тот факт, что вместе с виноградниками пострадали и посевы марихуаны в этих краях. Как минимум 34 фермера, занятых в этом бизнесе, сообщили о «значительном до полном уничтожении огнем посевов канабиса».

За 2017 год еще нет данных, но по итогам 2016-го калифорнийская индустрия «травы» оценивалась в $7 млрд. Сейчас эта цифра многократно больше, поскольку в 2016-м в Калифорнии было разрешено выращивание и продажи канабиса только в медицинских целях. В конце 2016-го в результате референдума, проведенного в Солнечном штате одновременно с президентскими выборами, марихуана была полностью легализована не только для медицинских, но и рекреационных (просто для удовольствия) целей. Соответственно, значительно выросла площадь посевов, точек реализации и т.д. Поэтому индустрия канабиса по итогам прошедшего года будет оценена в разы больше.

Как это часто бывает в США, законы отдельных штатов могут вступать в противоречие с соответствующими федеральными законами. И кто здесь выше – сказать трудно. Так и с марихуаной. По федеральному закону выращивание, продажа и потребление марихуаны в рекреационных целях запрещены. Но отдельные штаты при этом на своей территории разрешают все это. Теоретически, федеральные агенты могут предпринимать определенные правовые действия против тех, кто выращивает, продает или потребляет марихуану, но на практике этого не происходит. «Центр» боится «провинций»? Сказать трудно.

Как это относится к пожарам в Калифорнии? Поскольку по федеральному законодательству выращивание канабиса пока является незаконным, а значит фермеры, занятые этим бизнесом, не могут застраховать свой урожай, в отличие, например, от урожая винограда или миндаля. Поэтому, за сгоревшие посадки конопли никакой компенсации получить не удастся.

Однако «свято место пусто не бывает». Если на чем-то можно делать хороший бизнес, на федеральные законы можно и плюнуть в надежде, если что, то власти штата прикроют. Так поступила калифорнийская страховая компания Golden Bear Insurance Company, которая с ноября прошлого года стала первой коммерческой страховой компанией в Калифорнии, которая начала страховать легальный марихуановый бизнес. (О нелегальном речи идти не может.)

Много уже говорено и писано о том, что наповские и сономовские виноделы очень боятся, что их виноградники будут выкорчеваны и перепрофилированы под выращивание канабиса, поскольку культивация травы куда выгоднее выращивания винограда даже несмотря на немалые цены на вина из этих районов. Один акр виноградника (чуть менее полгектара: 1 акр = 0.405 га) в Сономе и Напе сейчас стоит порядка $365 тыс, а если его перепрофилировать под канабис, то его цена по оценкам экспертов подскочит до $1.1 млн! Прощай наповское Каберне? Посмотрим.

Прогнозы на 2018 год и анализ таковых за 2017 от блогера Wine Curmudgeon

Американский винный эксперт, публикующийся под псевдонимом Wine Curmudgeon («Винный Скряга»), хорошо известен в англоязычном интернете. Я уже не раз цитировал материалы из его блога. Он хорошо знает ситуацию, умеет очень точно, порой едко и саркастически, описать ситуацию на винном рынке США. Но остается при этом большим оптимистом относительно винных пристрастий американцев. Я решил обратить внимание на его предсказание основных тенденций винного рынка США на 2018 год. Он часто оказывается прав в подобных прогнозах. (Для подтверждения этого в конце приведены его прогнозы на прошедший 2017 год. Легко можно проверить насколько он оказался прав.)

Винные тренды США на 2018 год

«Винный бизнес страны готовится к тому, когда все меньшее число людей будет потреблять вино, фокусируясь при этом в первую очередь на «аутентичности» (подлинности) вина и пытаясь нас уверить, что «гладкий» – это очень позитивная характеристика алкогольного напитка.

– Поиски аутентичности или как мы можем «надуть» любителей вина? Крупнейшие винные компании владеют огромным количеством брендов и они постоянно пытаются убедить нас потребителей, что их вина не похожи на продукты массового производства. Наоборот, они всячески доказывают, что именно их продукт подлинный, настоящий – обычная история в постмодернистскую эру корпоративных усилий убедить потребителей, что его ежедневный выбор – от органических помидоров до эко-туристской йоги и небольших партий виски – делает наш мир лучшим местом для жизни. Бренды массового производства все чаще подаются нам, как ремесленные, кустарные, бутиковые, сделанные вручную. Это все описания абсолютно не соответствуют тому, что есть на самом деле массовое вино сегодня.

– Нас все больше приучают к тому, что вино гладкое, мягкое, ровное (smooth). Это наихудшее из возможных описаний в истории вина. Во-первых, такое определение ровным счетом ничего не значит – это же можно сказать и про обычную воду. Во-вторых, вино просто не может быть гладким и мягким. Оно всегда имеет текстуру, структуру и тело. Тем не менее, все чаще можно видеть маркетирование вина, как «роскошный, почти волшебный результат от суммы выращенного винограда и процесса виноделия из него». И такой «результат» часто может стоить $20 за бутылку, представляя собой ничто иное, как фруктовый сок, смешанный с алкоголем и который нравится только специально подобранной группе опрошенных!

– Постепенная смерть винного бизнеса в ресторанах США. Я говорю об этом часто, но положение становится только хуже. Статистика показывает, что почти ¾ взрослых американцев предпочитают обедать дома как минимум четыре вечера в неделю часто с вином. Как в таком случае может выжить ресторанное вино (on-premise sales)? Оно становится все дороже, все менее интереснее и позволить его себе финансово может только все более стареющее поколение беби-буммеров. Совсем недавно я наблюдал такую картину в одном из качественных ресторанов Далласа. Вино было сервировано только за нашим столиком и мне при этом пришлось приложить немало усилий, прежде чем я нашел в винном меню заведения достаточно хорошее и относительное недорогое вино. За соседним столиком, где сидело сразу восемь представителей поколения миллениумов, был заказан всего один бокал вина!

– Крупнейшие винные компании разветвляются. Они приобретают все больше крафтовых производителей пива и крепкого алкоголя. Они также проявляют все больше интереса в области выращивания и распространения марихуаны в тех местах, где она уже легализована. Знаменитая международная компания Constellation Brands, занимающаяся производством, продвижением и продажами всех видов алкоголя, в прошедшем году сделала $191 млн инвестиций в канадскую компанию медицинской марихуаны. А почему бы и нет, если потребление вина в Северной Америке практически не растет, и если бы не рост числа потребителей алкоголя за счет прироста населения, то даже и падало бы? И это при том, что среди основных игроков алкогольного бизнеса США Constellation считается наиболее прибыльным бизнесом во всех категориях алкоголя!

– Продолжается консолидация, укрупнение виноделен особенно среди компаний средних по размеру. Это означает, что бутылка $20-долларового бренда калифорнийского вина, который раньше принадлежал семейной винодельне или небольшой группе производителей, сейчас становится частью большой компании, у которой таких $20-долларовых брендов уже десятки. Это происходит по двум причинам: во-первых, первоначальные владельцы постепенно уходят на пенсию, а никто из последующих поколений семьи заниматься этим не хотят. Во-вторых, американский винный бизнес развивается по тем же законам, что и любой другой в современном мире – происходит то, что описывается модным словом «корпоратизирование» – все большее укрупнение больших игроков и все более значительный уход с рынка средних и мелких. А это ведет к тому, о чем я сказал раньше – вино становится «мягким» и все больше обмана с якобы аутентичностью алкогольных напитков.”

Мой прогноз винных цен в 2018-м году

“Вне всякого сомнения, в этом году производители и торговля будут еще больше использовать «ловкость рук», чтобы заставить нас потребителей платить больше за вино того же качества или даже худшего. С моей точки зрения для этого существуют четыре причины:

  1. Конец стандартизированных цен. Традиционно одно и тоже вино стоило примерно одинаково у всех ритейлеров страны, неважно, было оно по $10, $20 или $50 за стандартную бутылку. Сегодня такого единообразия ожидать уже не приходится. Цены резко поползли вверх. И если для регулярных потребителей вина это не является такой уже серьезной проблемой (они все равно настроены покупать вино на регулярной основе), то для тех, кто только начинает интересоваться миром вина или для случайных, нерегулярных покупателей это становится ночным кошмаром. Ожидайте увидеть ценник, например, в $18 на бутылке, которая совсем недавно стоила только $11. Происходит это в основном за счет процесса консолидации ритейла и дистрибуции. Крупный ритейл поначалу может предложить лучшие цены, чем небольшой независимый продавец или мелкая торговая сеть, и они могут позволить себе продавать товар по таким ценам. Как правило, это так и происходит и крупные сети таким образом притягивают покупателей более привлекательным предложением. Но довольно скоро цена у таких гигантов начинает медленно, но верно идти вверх, а «прикормленный» потребитель продолжает покупать у них, ну хотя бы по привычке.
  2. Ползучесть цен. Вино, которое стоило $10, может начать продаваться по $12 и без особо какой-то причины. Это порой даже трудно назвать ростом цены, поскольку в соседнем магазине это же вино можно найти за те же $10. Просто данный ритейлер так «прощупывает» рынок, покупательские возможности потребителей, их реакцию, если она будет иметь место.
  3. Ценовое позиционирование. Каждое вино имеет определенную реальную цену, определяемую стоимостью его производства. Но магазинный ценник при этом на такое вино может быть значительно выше просто потому, что потребитель готов платить более высокую цену за счет престижности бренда, имени производителя, района его производства, раскрученности рекламы и т.д. Это далеко не новость в мире дорогих вин, но в последние пару лет такое все чаще наблюдается и в дешевом диапазоне. Классический пример: игристое вино La Marca Prosecco от знаменитого производителя is E&J Gallo. Реальная цена такого вина $10 – $11 за бутылку и по такой цене оно первоначально и продавалось. На сегодня средняя цена в магазине этого вина уже $14, и, что интересно, потребитель готов платить больше, превратив La Marca Prosecco в один из лучше всех продаваемых брендов игристого вина в мире. Или другой интересный пример: Сabernet Sauvignon из калифорнийского района Lodi. На полке магазина оно сегодня продается в среднем за $17 за бутылку. С моей точки зрения цена завышена как минимум в два раза, а если брать стоимость винограда, который пошел на изготовление этого вина, то завышение цены составит уже 6-7 раз! Но производитель и ритейл полагают, что потребитель «проглотит» эту цену как «наживку» просто из соображений, что если цена бутылки Каберне Совиньона более $15, значит оно точно хорошее! (И попробуй докажи ему обратное! Надо хорошо знать психологию рядового покупателя!)
  4. Ценовая путаница. Это происходит на протяжении уже долгого времени, когда магазины и мировые торговые сети устанавливают три, четыре, пять и больше цен на одно и тоже вино. Это получило название «фальшивая (фейковая) конечная цена» (fake front end pricing). (Очень модное нынче слово с подачи Дональда Трампа – «fake»). Это когда производитель предлагает цену для продажи заведомо выше реальной для того, чтобы продавец имел достаточный ценовой «зазор» уменьшить эту цену со временем, если товар не пойдет. В рядом расположенном со мной супермаркете Kroger продавалось розовое вино Layer Cake rose по $21 за бутылку. Потом это вино появилось с дискаунтом в $10. Явно продавец сначала поставил максимально возможную цену, которая совсем не привлекла покупателей. Тогда он опустил ее до нижней возможной границы и торговля пошла. Эта практика используется повсюду, поэтому абсолютно невозможно понять, так сколько же на самом деле реально стоит то или иное вино?

Наконец, как следствие всех этих манипуляций с ценами не в пользу рядового потребителя, доступность разнообразных вин на полке магазина все более сужается. Все сложнее найти интересный экземпляр за достаточно справедливую цену. Крупные сети ритейла предпочитают покупать продукцию у таких же крупных компаний, поскольку это получается эффективнее. Но качественные и недорогие вина распространяются в первую очередь небольшими компаниями, которым путь на прилавки больших супермаркетов практически закрыт. А супермаркеты на сегодня продают более половины всего вина в США.

Большие торговые сети заинтересованы в первую очередь в реализации больших национальных брендов вина, а это означает уменьшение возможности выбора для покупателей. Все большую популярность завоевывают частные, собственные бренды вина данного ритейла, которые продаются только в этой сети. Они отбирают значительное торговое пространство у порой намного более интересных и недорогих вин других производителей. Сокращение возможности выбора для покупателя можно рассматривать тоже как рост цен без актуального их роста. Но покупателю от этого совсем не легче.”

Предсказание тенденций на 2017 год

(годовой давности). Насколько они оказались точными?

Наиболее важными трендами в 2017 году будут не то какое вино мы будем пить, а то, кто его будет потреблять и, как и где мы будем покупать его?

Цены на вино будут оставаться стабильными:

- Больше консолидации, и что главное, происходить это будет среди десяти наиболее крупных оптовых и розничных продавцов. Причем иметь место это будет не столько из-за конкуренции, а просто из представления о том, что продавец должен быть большой! Учитывая существующую в США трехуровневую систему распространения вина, именно дистрибьютеры и розничная торговля определяют, что потребитель увидит на полках магазинов? Если торговле не нравится какой-то бренд вина или они думают, что он не будет хорошо продаваться, то его и не будет в продаже. Все это делает трудным найти вино, которое сделано не крупными мультинациональными производителями.

(Тенденция точно предсказана, хотя это сделать было и не трудно.)

– Реформа трехуровневой системы. Надеяться на то, что этот атавизм Сухого закона в скором времени уйдет в небытие не приходится. Но есть надежда, что в отдельных штатах начнутся некоторые подвижки по ее ослаблению и большей доступности вина на полках магазинов. Больших перемен я не обещаю, но это тот случай, когда даже небольшие изменения раньше или позже приведут к значительным результатам.

(Да, в прошедшем году действительно отдельные штаты приняли некоторые законы и правила, чуть ослабляющие монополию трехзвенной системы, но кардинально, как и предсказывал автор, ничего принципиально не изменилось. Слишком влиятельны за эти десятилетия стали дистрибьютеры, у них скопились огромные средства и влияние по лоббированию своих интересов в законодательных собраниях отдельных штатов и переломить эту ситуацию в одночасье трудно. Но эта система является тормозом свободной торговле и честной конкуренции и в стране классического капитализма, какими являются США, в конечном итоге универсальные законы частной экономики снесут все эти ограничения.)

– Официальное окончание винного бума в США. Молодое поколение не спешит приобщаться к вину также быстро, как это делали их родители. Миллениумы не стали также много покупать вина, как это делали беби-буммеры. Рост потребления вина в стране я вижу на уровне 1% в год и только за счет роста населения страны (легального и нелегального) и возможного (?) понижения возраста начала его потребления с 21 год на раньше. Это намного меньше двухзначных цифр роста еще в недалеком прошлом.

(Предсказано правильно.)

– Крафтовые пиво и крепкий алкоголь будут все больше использоваться как сопровождение еды дома. Точных цифр сказать никто не может, но есть явные свидетельства того, что поколение Миллениумов и Поколение X все больше предпочитают потреблять пиво и коктейли вместо вина за семейным обедом или ужином. В определенной степени это революция: вино уже давно считается лучшим сопровождением еды в семейном кругу и в ресторане. Но с другой стороны, пиво, крепкий алкоголь и коктейли легче заказать и подобрать по вкусу к блюдам. Коктейль, сделанный на базе водки со вкусом грейпфрута, будет на вкус именно как грейпфрут таким образом, каким никогда не сможет достичь вино сорта, например, Совиньон Блан, у которого тоже можно встретить нотки этого цитрусового.

(Разговоров о крафтовой революции в мире алкоголя было за прошедший год немало, но доля рынка, приходящаяся на крафтовые виды алкогольной продукции пока не является определяющей. Классика «правит бал», но почивать ей лаврах равносильно самоубийству.)

Два наиболее престижных вида французского алкоголя

Франция – родина многих товаров, продуктов и напитков, относящихся к категории роскоши. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Шампанское и Коньяк – два продукта из категории роскоши – игристое вино и продукт дистилляции, сделанные из винограда, оба французских. У них довольно много общего. Оба стали необыкновенно популярными с окончанием Второй мировой войны. За эти годы их продажи выросли в десятки раз, оставаясь алкоголем класса роскоши. На их долю приходится французского экспорта в год порядка €5 млрд – уровень, сопоставимый с целыми индустриями страны.

К счастью для Франции производство обоих алкогольных напитков сосредоточено в основном во французских руках. Исключением из крупных производителей является только бренд коньяка Courvoisier, четвертый по объемам производитель коньяка, который сейчас принадлежит японской фирме Suntory.

Французскому конгломерату LVMH принадлежит наибольшая коллекция люксовых брендов в обоих категориях.

Качество коньячных брендов также выросло значительно особенно после ужасного 1989 года, когда виноград оказался черещур зрелым. Коньяк тогда получился мягкотелым и вялым. (Известно, что базовое вино для производства коньяка должно быть с высоким уровнем кислотности.)

Но продажи коньяка упали не только от этого. Были три другие причины, несвязанные с его качеством.

Первое – падение в 1990 году тогда очень важного японского рынка, связанное с экономическими проблемами страны Воссходящего Солнца в тот период.

Второе – постепенное, медленное и неуклонное падение французского рынка коньяка. На сегодня на Францию приходится не более 3% всех продаж коньяка в мире. Происходило это из-за значительного роста акцизов на коньяк, введенных в 1983 году правительством президента Франсуа Миттерана.

Третье – негативную роль сыграло и нежелание основных производителей коньяка, Hennessy, Martel, Remy Martin и Courvoisier, на долю которых приходится 85% всего производства коньяка, маркетировать свой продукт как ингредиент для коктейлей, а также указывать возраст напитка. Это привело к всплеску интереса к шотландскому виски, который всегда указывает возраст продукта и его хорошие характеристики для приготовления смеси.

Тем не менее за последние 20 лет коньяк испытал значительное выздоровление с увеличением продаж до 530 тыс гл в год в отличие от 332 тыс гл начале этого века.

Объем поставок коньяка за последние 20 лет в гектолитрах

Год Зарубежные рынки Французский рынок
1996 324 977 19 852
1997 299 782 24 343
1998 283 643 24 540
1999 299 102 22 992
2000 308 625 24 048
2001 312 948 20 443
2002 332 812 21 023
2003 348 380 20 082
2004 363 658 20 056
2005 392 055 17 166
2006 423 687 21 137
2007 411 111 16 919
2008 352 917 13 432
2009 392 398 13 201
2010 438 655 13 407
2011 458 665 13 342
2012 456 048 10 352
2013 424 354 11 004
2014 449 165 11 857
2015 472 846 10 585
2016 520 130 12 500

По данным BNIC – Bureau National Interprofessionnel du Cognac

10 крупнейших рынков коньяка по итогам 2016 года в млн бутылок:

Страна Количество
1 США 78.7
2 Сингапур 23.6
3 Китай 22.6
4 Великобритания 10.3
5 Германия 5.8
6 Франция 4.5
7 Гонконг 3.4
8 Нидерланды 3.1
9 Латвия 2.7
10 Южная Африка 2.3

По данным BNIC – Bureau National Interprofessionnel du Cognac

Несколько негативно на продажах коньяка сказалась относительно недавняя кампания китайского правительства по борьбе со взятками и подарками среди госчиновников, которые любили в качестве подношения получать высоко качественный коньяк, как например, Remy Martin Louis XIII. Но эта кампания носила временный, показательный характер, постепенно все сошло на нет.

Что касается Шампанского, то его историческая дорога не была столь «ухабистой», как у коньяка вплоть до 1999 года. В 1953, когда отдельные эксперты предсказывали рост продаж Шампанского в мире до уровня 50 млн бутылок в год, это вызвало насмешки у многих – казалось, что это слишком завышенная цифра по сравнению с существовавшим тогда уровнем продаж в 35 млн бутылок. Но этот прогноз был достигнут уже через два года и интерес к Шампанскому продолжал расти последующие 45 лет. Помогало этому французская традиция, что бутылка Шампанского должна быть непременным атрибутом воскресного семейного обеда – привычка, которая зародилась во Франции еще до Второй мировой войны. Так к 1990-м продажи Шампанского в самой Франции достигли уровня в 180 млн бутылок в год, что было в 10 раз больше, чем сразу после войны. В послевоенные годы название Шампанское начало получать защиту на различных рынках мира, включая исторический рынок для этого игристого вина – Великобританию.

Известно, что продажи Шампанского в значительной степени зависят о общего состояния мировой экономики и экономик отдельных крупных и богатых государств. К 1999 году продажи достигли уровня в 327 млн бутылок. (Эта цифра до сих пор не превзойдена.) Тогда же появились страхи, что существующие площади виноградников, границы которых были установлены еще в 1927 году, просто не смогут дать столько вина. Поэтому началась кампания по расширению границ разрешенных для производства новых виноградников, урожай с которых соответствовал бы минимально необходимым требованиям аппелясьона. Однако на границе 21-го века продажи упали на 40% из-за чрезмерно накопленных запасов. С тех пор потребление Шампанского больше никогда не достигало столь высоких цифр.

Объем поставок Шампанского за последние 18 лет

Год Количествов млн бут Количествов млрд € Цена за бутылкув €
1999 327 3.6 11.01
2000 253 2.9 11.46
2001 263 2.9 11.03
2002 288 3.3 11.46
2003 294 3.4 11.56
2004 301 3.6 11.96
2005 308 3.7 12.01
2006 322 4.1 12.73
2007 339 4.5 13.27
2008 323 4.4 13.62
2009 293 3.7 12.63
2010 319 4.1 12.85
2011 322 4.4 13.66
2012 308 4.4 14.29
2013 304 4.4 14.47
2014 307 4.5 14.66
2015 313 4.7 15.02
2016 306 4.7 15.36

По данным Comitе Champagne

10 крупнейших рынков Шампанского по итогам 2016 года:

Страна Количествов млн бут Количествов млн € Цена за бутылкув €
1 США 21.8 540 24.8
2 Великобритания 31.1 440 14.1
3 Япония 10.9 253 23.2
4 Германия 12.4 195 15.7
5 Италия 6.6 139 21.1
6 Бельгия 8.3 129 15.5
7 Австралия 7.3 107 14.7
8 Швейцария 5.7 105 18.4
9 Испания 3.9 75 19.2
10 Канада 2.1 52 24.8

По данным Comitе Champagne

Главная сегодняшняя проблема для Шампанского – сами французы, которые пьют его все меньше, да и в остальном мире спрос падает из-за высокой цены продукта. (При том, что рынок наводнен куда более дешевыми и достаточно качественными игристыми винами, типа Проссекко, Кава, Франчакорта, игристыми винами, произведенными в других регионах Франции и т.д.)

В отличие от производителей коньяка, шампенуазцы не могут рассчитывать на новые экспортные рынки. Спрос на это вино существует в Европе, США и еще нескольких богатых странах, типа Японии и Австралии. Причем сегодня рост показывает только американский рынок.

Единственная ниша, которая имеет потенциал к росту – это розовое Шампанское. Раньше его рассматривали не более, как газированный сброженный фруктовый джем. Сейчас ситуация резко поменялась. Качество розового Шампанского резко выросло, а его цена как правило на 10% выше невинтажных образцов обычного Шампанского. В последнее время рост продаж розового Шампанского вырос в США на 15% и на 10% на остальных рынках.

Изменение климата позволяет в этом северном винодельческом регионе получать достаточно часто качественных базовые вина, что раньше было редкостью.

Наибольшая проблема Шампанского сегодня – это качество, а не количество. Сейчас очень много брендов продается в супермаркетах со значительной скидкой. Главная проблема этих вин – они еще не полностью готовы, им надо еще время для выдержки, а они уже стоят на полках магазинов. Таких вин продается в год порядка 20 млн бутылок. Характер этих «недозрелых» вин определяется в первую очередь досажным ликером – смесью сахара и вина, добавляемой в бутылку после удаления из нее собравшего осадка. Поэтому звучат предложения добавить дополнительные три месяца к минимальному периоду выдержки Шампанского в 15 месяцев и еще три месяца после дегоржажа.

Продажи Шампанского сильно теснит итальянское Проссекко. Достаточно много новых любителей игристых вин, только сейчас приходящих на алкогольный рынок по возрасту, отдают предпочтение этому вину, хотя бы из соображений цены.

Производители Шампанского связывают определенные надежды с открытием индийского рынка. Для этого индийское правительство должно значительно понизить ввозную пошлину на импортируемый алкоголь, которая сегодня исчисляется 3-значными цифрами. Пока индийцы удовлетворяют свою жажду к алкоголю миллионами бутылок местного виски. Возможно Индия станет для Шампанского тем же, чем Китай стал для Коньяка?

По материалам декабрьского номера журнала The Drinks Business за 2017 год

Американский рынок водки в 2017 году и перспективы на 2018

Ведущие водочные бренды на американском рынке в новом году планируют пересмотреть свои стратегии, чтобы повторить успех бренда Titos

Shanken News Daily 

Tuesday, January 9, 2018

(Как я уже цитировал отчет Impact Databank, по итогам прошлого года на водку пришлась 1/3 всего американского рынка крепкого алкоголя.) При этом водочный рынок страны не стоит на месте, на нем происходят постоянные изменения. Два крупнейших игрока на протяжении длительного периода, водочные бренды Smirnoff и Absolut, постепенно сдают свои позиции. Им «на пятки» наступают новые игроки. Особенно впечатляют успехи бренда Tito’s с его объемом годовых продаж в прошлом году в 5.8 млн ящиков. За год прирост бренда составил 1.65 млн ящиков. Что привело к «прыжку» его с 12-го места в списке 25 топ-брендов рынка крепкого алкоголя на 6-ю позицию. Вне сомнения, что по итогам 2018 Tito’s настойчиво будет «стучать» в дверь первых пяти брендов. В стоимостном выражении этот бренд в 2017 году перевалил через отметку в $1 млрд. Кроме него выше этой отметки стоят еще пять других брендов крепкого алкоголя – коньяк Hennessy, виски Jack Daniel’s, водка Smirnoff, текила Patrón и виски Crown Royal.

Вместе с брендом Tito’s хороший рост на протяжении последних нескольких лет показывает водочная марка New Amsterdam, производимая знаменитой компанией E.&J. Gallo, которая в первую очередь известна своими винами. Правда в 2017 году рост составил «всего» 6%, тогда, как в 2016-ом был 21%! Объем производства New Amsterdam за 2017 год – 5.36 млн ящиков. В прошлом году Gallo вложили в ТV и цифровую рекламу этого водочного бренда $10 млн, добавив две вкусовые вариации – лимонную и малиновую.

Три главных водочных бренда компании Diageo – Smirnoff, Ketel One и Cîroc суммарно в прошлом году ухудшили свои показатели. Несмотря на это, в новом году компания планирует увеличить инвестиции в эти бренды. Если в 2016 году бренд Smirnoff на американском рынке показал рост в 1%, то в 2017- падение на 0.8%. Новая рекламная компания Smirnoff нацелена в первую очередь на аудиенцию из миллениумов и мультикультурных представителей. Продажи Ketel One в прошлом году упали на 1.4%. Новая стратегия Diageo относительно этого бренда – больше внимания женщинам и тем, кого заботит собственное здоровье. Хуже всего обстоят дела с третьим крупным водочным брендом этой компании – Cîroc, продажи которого упали в прошлом году на 6% до величины в 1.75 млн ящиков. Здесь стратегия компании – охватить побольше сельских жителей и представителей испаноязычной общины, предложив им классику этого бренда – невкусовой вариант, а также яблочный и персиковый вкус.

У Pernod Ricard главная головная боль – восстановить былую славу бренда Absolut. В 2017 году продажи этого бренда в США упали на 2% до величины в 3.8 млн ящиков. Pernod Ricard будет пытаться возобновить интерес к этому бренду среди молодых покупателей через его участие в таких крупных культурных мероприятия, как награждение музыкальной премией Grammys и музыкальный фестиваль Coachella. Ставка будет сделана и на новый вкусовой вариант с лаймом – Absolut Lime. Согласно компании Nielsen, Absolut Lime признана одной из лучших инноваций прошлого года.

Другие два известных водочных бренда в США – Grey Goose компании Bacardi и Skyy компании Campari America. Обе снизили свои продажи в 2017-м на 2%. Относительно бренда Grey Goose Bacardi полагает, что прошлый год случайно оказался неудачным и эта этикетка прочно занимает лидирующее положение в секторе суперпремиальных водок. По крайней мере, производитель не собирается снижать цену бренда или менять что-либо в его рецептуре. Бренд Skyy добавил в прошлом году этикетку Калифорнийского абрикоса, также планирует увеличить рекламный бюджет на продвижение этого бренда и продолжить инновации.

Водочный рынок США необыкновенно конкурентный и постоянно поддерживать на нем рост продаж своих брендов очень непростая задача для производителей.

Борьба за ромовый бренд Havana Club

Bacardi, крупнейшая в мире частная семейная компания по производству алкогольных напитков, открыла новый фронт в борьбе с другим алкогольным гигантом Pernod Ricard за права на бренд рома Havana Club.

В ее новой рекламной кампании утверждается, что только Bacardi имеет юридические права на выпуск рома под брендом Havana Club. Многомиллионная инициатива, озаглавленная как «Навсегда кубинский», продвигает Bacardi’s Havana Club, производимый в Пуэрто-Рико, и направленная в первую очередь на бежавших с острова многочисленных эмигрантов, живущих сейчас в США и других странах. Все это делается в преддверии 65-й годовщины Кубинской революции, когда к власти пришел Фидель Кастро.

Рекламная кампания Bacardi делает упор на то, что существует тесная связь между брендом Bacardi’s Havana Club и семейством Arechabala, которое создало этот бренд и рецепт самого напитка еще до того, как вынуждено было покинуть страну во время кубинской революции. «Кампания «Навсегда кубинский» стала новым толчком к обсуждению истории происхождения рома Havana Club», – говорит Ned Duggan, вице-президент ромового подразделения Bacardi. «Ром Havana Club посылает мощный месседж всем кубинским эмигрантам, вне зависимости от того, где они живут сейчас, что они остаются частью своей первоначальной родины».

Но вернемся к долгой истории этого очень запутанного вопроса. Семейство Arechabala основало на Кубе свою дистиллерию в 1878 г. С 1934 на ней стал производится ром под брендом Havana Club. Под этим именем он стал продаваться как на Кубе, так и в США. (Тогда ни о какой блокаде острова со стороны США речи не шло.) 26 июля 1953 года к власти на остове в результате вооруженного восстания пришла группа социалистов-революционеров во главе с Фиделем Кастро. А дальше все пошло по пути, по которому идут все подобные смены режима. Часть зажиточных кубинских граждан, предпринимателей, ученых, интеллектуалов бежало с острова. Среди них было и семейство Arechabala, часть которого оказалась в США, часть в Испании. Компания и бренд были национализированы кубинскоим государством в 1959 году. В 1973-м истек срок действия торговой марки Havana Club семьи Arechabala. Тогда же кубинское правительство начало продавать ром под брендом Havana Club, зарегистрировал эту торговую марку и в США. Основной объем продаж пришелся на СССР и страны Восточного блока. С 1994 года эти продажи начали происходить под крышей совместного предприятия между Pernod Ricard и Corporacion Cuba Rom с равными долями в уставном капитале. Весь ром этого предприятия производился на Кубе.

В том же 1994-м году уже компания Bacardi зарегистрировала бренд Havana Club в США и начала длительную юридическую борьбу с Pernod и Cubaexport, мотивируя свое право на бренд тем, что он был конфискован у реальных исторических собственников без соответствующей денежной компенсации со стороны кубинского правительства. (Просто смешно было надеется получить хоть какую-то компенсацию от кубинских революционеров!)

Производство рома Havana Club Bacardi было сосредоточено в Пуэрто-Рико по рецептуре, купленной у семейства Arechabala. Первоначально продукция Bacardi продавалась в нескольких штатах США (в основном во Флориде, где находится крупнейшая в США община кубинских эмигрантов).

Государственный Департамент США в 2006 году рекомендовал отклонить возможность для кубинских компаний перерегистрировать торговую марку на рынке США. После этого решения Bacardi заявила о расширении рынка продаж рома. Победа Bacardi’s длилась до 2016 года, когда Госдепартамент поменял свое решение на противоположное, а министерство финансов обновило товарный знак кубинского бренда до 2026 года. (Это было время краткосрочного потепление отношений между США и Кубой во времена президентства Барака Обамы.) Bacardi, естественно, не согласилась с этим решением и обратилось в окружной суд в Вашингтоне, где это дело рассматривается до сих пор.

Помимо судебных разбирательств между Bacardi и Pernod идут очень эмоциональные обмены обвинений. Обе компании заявляют о том, что только их бренд Havana Club является подлинным. Bacardi’s настаивает на том, что их ром делается по оригинальному рецепту, придуманному семьей Arechabala и купленный у нее в 1994 году за $1.25 млн (плюс процент от будущих продаж). Pernod Ricard’s утверждает, что настоящий ром Havana Club может производится только на самой Кубе, а не черт знает где. (В данном случае в Пуэрто-Рико.) Надо уважать терруар! А кроме того, если в названии есть слово «Havana», то он должен производиться именно на Кубе.

(Если быть честным, то о каком терруаре может идти речь при производстве крепкого алкоголя? Не могу здесь не сослаться на известного эксперта Benjamin Lewin MW, который задается вопросом: «Какое значение и влияние имеет терруар в процессе дистилляции, когда исходный материал подвергается таким существенным изменениям, как перегонка? Может ли он себя хоть как-то проявить после этого?» Даже если исходный сахарный тростник и имел какие свои особенности, отражающие конкретное место его выращивания, то что после этого осталось в нем после процесса перегонки?)

Споры и судебные разбирательства по поводу торговой марки Havana Club уже длятся долго в США, Испании и в ВТО. Евросоюз и ВТО склоняются к тому, что права на бренд Havana Club принадлежат кубинской стороне, а значит и Pernod Ricard.

На сегодняшний день Bacardi имеет легальное право на продажи рома Havana Club в США, но только тогда, когда будет снято торговое эмбарго 55-летней давности на экспорт с Кубы рома и сигар.

На сегодня в мире продается порядка 4 млн ящиков этого рома в 120 странах мира. Это пятый в мире бренд рома по объемам продаж. Ром пользуется большой популярностью во Франции, Германии и Индии, которая является вторым в мире рынком рома в объемных показателях. При этом объемы продаж в мире Pernod’s Havana Club намного больше, чем Bacardi’s Havana Club. Для того, чтобы избежать штрафных санкций за неполную информацию для потребителей, Bacardi’s Havana Club указывает на этикетках, что он произведен в Пуэрто-Рико.

Этикетки Havana Club Pernod Ricard выполнены в золотисто-красном цветовом оформлении с изображением флюгера в виде женской фигуры, установленного на старинной сторожевой башне в исторической части Гаваны и являющейся ее символом.

Обе компании надеются, что когда-то американское эмбарго будет снято решением Конгресса и подписью Президента и каждая из них хочет быть первой на крупнейшем в мире рынке рома в США. (Пока у власти Дональд Трамп кубинский ром легально в США попасть просто не может! «Сделаем Америку снова великой?»)

На случай возможного поражения в суде Pernod предусмотрительно зарегистрировал другую торговую марку рома – «Havanista».

(Мне эти диспуты между двумя уважаемыми компаниями за право продавать ром на рынке, который еще закрыт и неизвестно, когда будет доступен, чем-то напоминают бесконечные судебные разбирательства между владельцем S.P.I. Group Юрием Шефлером и Союзплодоимпортом за юридические права на бренд «Столичная» и другие. Все при деле, выигравших практически нет и только богатеют адвокаты, обслуживающие обе стороны!)

Почему всегда хорошо сочетаются местное вино и локальная кухня?

Вино имеет длинную историю сопровождения еды. Конечно, нужно помнить тот факт, что на протяжении многих веков вино потреблялось вместо воды чисто из санитарных соображений, поскольку получить чистую воду в те времена было очень сложно, а вино обладает антибактериальными свойствами. Разнообразие вин в те времена было небольшим и подбирать еду надо было к достаточно ограниченному количеству разных вин.

Многие сочетания, которые сегодня считаются классическими, вышли из многовековой связи между региональной кухней и местными же винами. Английская поговорка гласит, что «grows together, goes together». (В вольном переводе это звучит, как «выращенное вместе и потребляется вместе».)

Люди, которые делают вино, как правило любят покушать. На протяжении веков потребления еды и питья местные жители нашли оптимальное сочетание между местной едой и доступными в этом районе винами. Местные рецепты блюд предусматривают те продукты, которые есть в данной местности в течении года или отдельных его сезонов и местные кулинарные традиции направлены именно на то, чтобы наилучшим способом подходить к местным винам.

Местный климат и локальные культурные и гастрономические традиции работали вместе на протяжении долгого времени и создали прекрасно дополняющие друг друга комбинации еды и вина. Особенно это справедливо для старых винных регионов, где кулинария и витикультура сосуществуют уже многие века. А вот, если говорить о долине Напа, то категорически утверждать, что наповские вина точно соответствуют местной еде трудно, поскольку винодельческая история этого региона относительно новая и устойчивых традиций сочетания местных вин и блюд просто еще не сформировалось в силу недостатка исторического времени.

Вина определенного региона отлично сочетаются с едой этого же региона, поскольку они из одних и тех же мест и местные жители уже на протяжении долгого времени их ели и пили.

Есть более циничное объяснение тому факту, что локальная еда лучше всего сочетается с местным вином. Утверждая это, местные виноделы старались продать путешественникам как можно больше своего вина, представив его таким образом в наилучшем свете.

В Европе издревле ягнятина считалась одним из основных диетических блюд во многих регионах, которые сегодня являются ведущими винопроизводящими странами. Красные вина таких регионов, как Бордо, Греция, Риоха, Рибера дель Дуэра, Рона и Прованс считаются классическим сочетанием с ягнятиной, которая популярна в кухнях этих мест.

В Италии тесная связь между едой и вином вросла глубокими корнями в культуру этой страны. Исторически, итальянцы редко, когда кушают без вина и местные вина создавались именно для того, чтобы они были «дружественными» к местным блюдам. В то время, как некоторые итальянские вина могут показаться сильно танинными, простыми или терпкими сами по себе, они часто становятся совсем другими, когда их сочетают с итальянской едой с ярко выраженным вкусом и ароматом.

Известный винный специалист Karen MacNeil (автор книги «Wine Bible»): “Я глубоко уважаю историческую связь между продуктами/едой конкретного места и винами этого же географического региона. Вдвоем, вместе они позволяют приобщиться к местной культуре”.

Интересно наблюдать как многие относительно новые винные регионы мира все еще экспериментируют с различными сортами винограда и стилями вина в поисках идентичности местных вин и локальных кулинарных традиций. В теперешнем мире всеобщего кулинарного влияния и традиций чуть ли не с каждого уголка планеты, гастрономия находится в постоянном обновлении, поощряя бесконечное творчество и это хорошо для потребителей. Глобализация постоянно разрушает ортодоксальные (устоявшиеся) взгляды на сочетание еды и вина в старом мире, открывая новые возможности для экспериментов.

Вот некоторые классические примеры исторически сложившихся сочетаний местных вин и локальных блюд:

– юго-запад Франции, место богатой, острой гасконской кухни, где король стола – утка. Это значит жирное, соленое, богатое протеином мясо. И этот же регион – место сильных танинных вин на базе сорта Мальбек из аппелясьона Cahors. Местное вино прекрасно сочетается с блюдами из утки. Что появилось первым, вино или утка? Это не так уж и важно. Главное, что это сочетание работает!

– долина Луары: местный знаменитый сорт козьего сыра crottin de chavignol,

бренд, имеющий даже свой собственный контролируемый аппелясьон по происхождению. Этот сыр острый на вкус с меловой текстурой. Он прекрасно сочетается с местным белым вином Совиньон Блан очень сухим и кислотным. Это сочетание основано на том, что кислотность сыра балансируется кислотностью вина. Меловая структура сыра отдается «эхом» в минеральности вина, виноград для которого растет на меловых известковых почвах, окружающих городок Сhavignol.

– итальянский район Пьемонт, известный в первую очередь своими tuber magnatum или проще – белыми трюфелями, растущими на холмах Langhe и Monferratto.

Их необыкновенный аромат прекрасно сочетается с не менее знаменитым местным вином Barolo.

– белое французское вино Muscadet и устрицы там, где река Луара впадает в Атлантический океан;

– белое португальское вино Vinho Verde и сардины на гриле с португальского атлантического побережья;

– красное бургундское и boeuf Bourguignon (говядина по-бургундски);

– немецкий и эльзаский Рислинги и квашенная капуста в Эльзасе и Германии;

– красное Бордо и ягнятина, которая пасется у местных солоноватых болот Аквитании;

– белое итальянское вино Fiano di Avellino и моцарелла из свежего молока буйвола в районе Неаполитанского залива;

– испанское красное вино Tempranillo и приготовленный в печи поросенок в районе Castilla y Léon;

– прованское розовое и буйабес или марсельская уха – французский рыбный суп, характерный для средиземноморского побережья Франции;

– венгерское сладкое вино Tokaji и венгерская гусиная печень (foie gras);

– сладкие австрийские вина из ботризованного винограда из района Burgenland и легендарные пирожные соседней Вены.

Наслаждайтесь вином и едой!

Американский рынок крепкого алкоголя. 2017 год. Итоги

Американская компания Impact Databank, входящая в империю Марвина Шанкена (Marvin R.Shanken), издателя и редактора журнала Wine Spectator, опубликовала итоговые цифры за 2017 год по рынку крепкого алкоголя в США. В опубликованном отчете (он размещен на платном сайте) говорится, что на этом рынке в прошлом году значительно выросла доля крафтовых и бутиковых предложений. Но, несмотря на это, основной вклад в развитие данного сегмента алкогольного рынка США внесли крупные и основные игроки. Первые 25 брендов крепкого алкоголя в США увеличили за год объем продаж на 4.6% до величины в 104 млн 9-л ящиков. Это составило 46% от всего объема продаж крепкого алкоголя в стране. Два года назад аналогичная цифра составила 43%. Увеличение объема продаж за год первых 25 брендов составило 4.5 млн ящиков. На весь остальной рынок пришелся прирост всего в 0.5 млн ящиков. Всего американский рынок крепких напитков в 2017 году вырос на 2.3% до 227 млн ящиков.

Однако, несмотря на эти позитивные результаты, два главных игрока рынка – Smirnoff и Bacardi – уменьшили свои продажи за год на 1%. Однако 15 брендов из первых 25 показали рост, 9 падение (но никто не опустился ниже 3%) и 1 бренд остался при своих объемах.

4 бренда из первых 25-и – водка Tito’s, коньяк Hennessy, виски Jameson и текила Sauza показали за год двухзначный рост и на их долю приходится основное увеличение объема продаж на рынке.

На американском рынке крепкого алкоголя на долю водки приходится 1/3 от всего объема продаж. В водочном секторе лучшие результаты показал бренд Tito’s ($20 в рознице за 750-мл бутылку).

В 2010 году Tito’s было продано 400 тыс ящиков, в 2017 – уже 5.8 млн. Рост по отношения к 2016 году в 40%! И пока нет никаких признаков того, что эти темпы роста будут меньше и в 2018-м. В стоимостном выражении объемы продаж Tito’s за прошлый год перевалили отметку в $1 млрд – планку, которую преодолели еще только пять других брендов. В 2017 году по этому показателю Tito’s обошел знаменитые водочные бренды Svedka ($14 за стандартную бутылку) и New Amsterdam ($15). У бренда New Amsterdam годовой результат в 5.36 млн ящиков, рост по отношению к прошлому году в 6%. Однако этот бренд в период 2011-2016 годы набирал по одному миллиону ящиков роста за год. (Интересно, что из вышеперечисленных трех водочных брендов наибольший рост показал самый дорогой!)

Показатели в категории виски: Crown Royal (+7.5%), Jack Daniel’s (+3%), Jim Beam (+8.5%) и Evan Williams (+4.5%). Но больше всех рост у ирландского бренда Jameson (+11.5%). У некоторых брендов виски достаточно сильно выросли в объемах продажи вкусовых этикеткеток. В первую очередь это относится к Crown Royal, чьи яблочные и ванильные варианты были проданы в объеме 2 млн ящиков.

Среди непрозрачных крепких спиртовых напитков хорошие результаты за прошлый год на американском рынке показал коньяк Hennessy, который пересек рубеж в 4 млн ящиков за год или 11% роста. Возможно, эти цифры были бы и выше, если бы в течении года у этого бренда не было бы проблем с ограниченностью поставок на американский рынок и в целом по миру.

Хорошие показатели роста на рынке США за прошлый год показали и отдельные бренды текилы. Лидер этого сегмента рынка бренд Jose Cuervo в прошлом году несколько снизил свои объемные показатели (-1.5%), но это не помешало ему остаться первым. У брендов текилы Patrón (+8%) и Sauza (+12%) заметный рост.

Impact Databank оценивает рост люксового сегмента текилы ($40 и больше за 750-мл бутылку) в значительные +7.5% за прошлый год до уровня в 3.5 млн ящиков. Причем 2/3 этого объема приходится на бренд Patrón.